Welcome to Hell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Welcome to Hell » Игровые эпизоды » Bonum initium est dimidium facti...


Bonum initium est dimidium facti...

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

1. Название эпизода: Хорошее начало - половина дела
2. Ники участников в порядке очереди: Madlen, Blaine Anderson.
3. Дата и время: Где-то в 2015-м году.
4. Краткое описание эпизода: переломанные кости - не такая уж большая цена за хорошее знакомство.

0

2

Если бы Господь смог лицезреть своего некогда благочестивого служителя в его человеческом обличье, Он испепелил бы сына Своего, не оставив ни следа от его тела на бренной земле.
Впрочем, Он не уничтожил Мадлена ещё при жизни за мужеложество, а уж теперь и подавно небесному Отцу нет до него никакого дела.

Самый тёмный век человеческой истории уже давно миновал. И если раньше почти любая идея могла сойти за ересь, за которую последовали бы адские страдания, то в современном мире свобода слова доходила до абсурда. Люди во всём стремились теперь искать рациональное зерно, всему находили научное объяснение… Они не верили ни в Бога, ни в Сатану, и демонам нужно было становиться весьма изобретательными, чтобы заставить этих маленьких, скептически настроенных человечков поверить в их существование.

Обуреваемый тяжёлыми мыслями, Мадлен стремглав летел вниз, в Преисподнюю, сложив крылья и задумчиво глядя перед собой. Он уже готов был пойти на посадку, когда у самой земли вверх вдруг взметнулся столп красного пламени. Крылатый взметнулся, вскинул руки, инстинктивно защищаясь от огня, и в следующий момент с тихим стоном обрушился на землю, взмахами крыльев подбив новый столп ярких искр. Приземлился на что-то мягкое, от этого падение не показалось ему столь ощутимым… А вот тому, на кого он приземлился, похоже, пришлось несладко.

- О, прости, милый, - Мадлен поднялся на ноги и, подняв, отряхнул какого-то паренька, оказавшегося под ним в самый неожиданный момент. Рыжий придирчиво осмотрел находку и широко улыбнулся, обнажая острые белоснежные клыки.
– Кажется, я переломал тебе все кости.

Парень ничего не ответил, корчась от боли, и Мадлен насмешливо поморщился.
- Ну ладно тебе, красавчик, - сладким голосом пропел он. – Не так уж это и больно.

Отредактировано Madlen (2015-03-23 21:44:40)

+2

3

Блейн как раз был из тех, кто не верил во всё на слово, всему искал подтверждения и весомые факты, перепроверял их сотни раз. В конце концов - он был журналистом, из тех редких кадров, которые действительно писали правду, или во всяком случае пытались писать её хотя бы завуалированно, пока за эту же правду и справедливость его не отправили в столь продолжительный отдых в Преисподнюю. Однако же и здесь он оставался себе на уме, и сколько бы ему не пытались внушить, что спасать здесь кого-либо всё равно бесполезно, пустая трата сил и времени, все так или иначе воскреснут где-нибудь в небытие, забудут о тебе, как об очередном видении и возможно даже разыскать вновь не смогут, если захотят всё-таки поблагодарить, Андерсона это не останавливало. Мужчина продолжал лезть во всё, даже то, что по мнению посторонних однозначно было не его делом, но пройти мимо и сделать вид, что ему всё равно, не разобраться в произошедшем и не доказав, кто прав, а кто виноват - брюнет просто не мог. Это было против его совести, против души, какой бы грешной она не была.
Вот и сейчас, следуя по своему аду в редакцию, чтобы передать собранный материал по поводу произошедшей накануне на его глазах стычке между нечистью, хотя само собой - и редакция, и даже возможно та же нечисть была лишь плодом его воображения, чтобы ещё больше поиздеваться над душой грешника и его сознанием, писатель был уверен в себе и в том, что делает правое дело и отступать не должен, что бы ему не грозило и не пыталось помешать. Но, конечно, такого внедрения в свои планы он не ожидал.
В юности над ним многие шутили, что невозможно спасти всех, например, от падения того же кирпича на голову, но кареглазый с пеной у рта доказывал, что можно, если делать кирпичную кладку на совесть, а не абы как, если всех подрядчиков вышмонать так, что рука не поднимется где-то схалявить и не сделать свою работу как положено. Но, честное слово, ему бы и в голову не пришло, что рано или поздно такой вот непредвиденный кирпич на его бедовую голову и приземлится. Да так, что его буквально распластало по асфальту, не говоря уже о весёлых адских спецэффектах вроде столба пламени неподалёку, от которого веяло невыносимым жаром, и сейчас мужчина чувствовал себя...чем-то вроде отбивной на раскалённой сковороде или гриле, потому как от невыносимой боли даже асфальт казался таким горячим, что хотелось выть.
- Да шёл бы ты...не так уж и больно... - прохрипел былой боевик, отплёвываясь кровью, понимая, что подняться он физически не сможет при всём желании. Руки, ноги - всё было недееспособно, а если вспоминать о проклятии целителя - никакой регенерацией он не обладал и вылечить бы себя никак не смог бы. Конечно, в аду он мог бы вновь переродиться, когда очередной раз окажется на грани смерти от той же потери крови, но и ускорить это Блейн никак не мог. Потому оставалось лишь терпеть, скрипя зубами и отплёвываясь сгустками обжигающей густой крови.
- Откуда ты вообще такой взялся, придурок крылатый? - пыхтя и гневаясь, что было, фактически, единственным, что он мог делать в таком положении, журналист озлобленно смотрел снизу вверх на свой "кирпич" и ждал хоть каких-то объяснений происходящего или какой-то помощи, если она в данных обстоятельствах вообще возможна, конечно же.

+2

4

Мадлен изящно приподнял брови, присаживаясь на корточки рядом с раздавленным пареньком, и укоризненно поцокал языком.
- Такой хорошенький, а так грязно выражаешься, - игриво произнёс он с деланой обидой в голосе. Зелёные глаза с янтарным блеском внимательно изучали распластанного мужчину. - Во времена моей молодости за такое отрезали язык.
Последнее прозвучало грустно, с какими-то даже ностальгическими нотками. Мадлен чуть прищурился, раздумывая, как поступить. Если этот кудрявый не умер от шока, чтобы возродиться вновь, то ему не повезло - придётся вот так лежать ещё неизвестно сколько... Незавидное положение. Или... Всё-таки повезло?
- Не бойся, сладкий, в первый раз всегда больно, - мелодично пропел крылатый, приподнимая искажённое болью лицо мужчины и вглядываясь в его черты. В изумрудной зелени глаз на мгновение вспыхнули языки пламени. Последнее, что увидел Андерсон, были острые, как два заточенных лезвия, острые когти. Острая боль - и кровь фонтаном брызнула из распоротого горла...

Некоторое время спустя.

- Так-то лучше, - пропел над ухом Блейна всё тот же мелодичный тенор с лёгкой, чуть "простуженной" хрипотцой. Мужчина лежал у себя дома в собственной постели, а рыжий восседал на его кровати, болтая ногами и беззастенчиво разглядывая его лицо.
"Где я, чёрт возьми, и что здесь делает это чудовище?" - прозвучало в голове крылатого и он укоризненно покачал головой.
- Опять ты меня обзываешь, - обиженно надулся Мадлен. - В следующий раз не буду спасать тебя от участи стать горячей лепёшкой на ближайшую Вечность.

Отредактировано Madlen (2015-03-23 22:38:07)

+1

5

Приторно сладкий, словно засахаренный мёд, голос лился в уши как некий неприятный аккомпанемент ко всему этому безобразию, что и без того терпеть было невыносимо и мерзко. Демон издевался и измывался над Блейном, и не просто так, а ещё и поучая его приличиям! Вы подумайте, демон учит его быть вежливее и тактичнее?! Так и хочется узнать, когда падал - он сам ни обо что не ударился? А то как-то странно ведёт себя. Или в данном случае Андерсон был стереотипным малым? Всё может быть, хотя по большому счёту на него это не было похоже и он ко всему, даже к самому неадекватному и криминальному мог относиться вполне лояльно, если разберётся в мотивации. Но вот почему этот крылатый вёл себя так - писателю было точно не понять.
Говорить уже не было сил, подвинуться и подавно, потому у мужчины не было возможности даже отмахнуться от мучителя как от назойливой мухи, вынужденно терпя его присутствие, пока тот либо не покинет его от скуки, либо не добьёт. А может и наоборот решит посидеть подольше, чтобы устроить грешнику наиболее невыносимое испытание. В данном случае брюнет был готов даже взмолиться, надеясь на то, что у демона есть дела поинтереснее надругательств над почти дохлой прогнившей душонкой.
Умирал он не в первый раз, и даже не во второй, за эти десять лет целитель натерпелся многого и в самых разных ситуациях, но не сказать, что с каждым новым разом становилось легче это переживать. Каждый раз всегда был как первый, возможно по той причине, что будто в наказание все эти ощущения и переживания в какой-то степени подчищались из памяти. Но Блейн не успел, да и не смог бы уже даже вскрикнуть перед очередной кончиной в бесконечной веренице таких в течении вечности - по горлу полоснули когти и новая его жизнь, время которой он даже не успел отследить, вновь оборвалась.

Как много времени прошло до его следующего возрождения Андерсон не знал, да и не мог знать, и по большому счёту его и не шибко это беспокоило. Куда больше его интересовало - сейчас он в своём аду или где-то в неведомом месте, где его продолжат мучить? Но, судя по тому, что рыжие локоны появились перед глазами как первая картина, которую он смог разобрать с начальных секунд первого взгляда на новую жизнь, продолжение кары никто не отменял.
- Где я, чёрт возьми, и что здесь делает это чудовище? - почти страдальчески подумал журналист, с тихим скрипом кровати приподнимаясь и осматриваясь, протирая вечно уставшие глаза. Помещение всё же было похоже на его комнату, в его же доме, а значит в его же аду. Значит два его предположения слились воедино - он был в своём аду, но издевательства от этого легче не будут.
И его слова, сказанные вслух, подтвердили ещё одно неприятное опасение. - Читать чужие мысли, знаешь ли, не вежливо, кем бы ты там не был. И я тебя не просил, чтобы ты меня спасал, - фыркнув, мужчина поднялся с места и устремился к зеркалу, чтобы осмотреть многострадальную шею - появился ли там очередной шрам или нет. Увы, ничего нового не было, лишь те, что он получил ещё при жизни.
- И с чего вдруг демону меня спасать? Приглянулся что ли? Ничего интересного ты от меня всё равно не получишь, на службу я никуда не пойду, своей хватает, так что ловить тебе здесь нечего. Не трать ни своё, ни моё время, и мне плевать, что впереди вечность, - взъерошив непослушное облако чёрных кудрей, брюнет развернулся и прижавшись бёдрами к письменному столу и упершись в него руками, журналист оценивающе взглянул на непрошенного гостя. - И зачем ты здесь? Ждёшь какой-то благодарности? Можешь расслабиться, я неблагодарная тварь и от меня ты ничего не дождёшься.

+2

6

- Ты тоже не образец вежливости, сладкий, - отозвался рыжий, уже не обращая внимания на писателя: спрыгнув с кровати, он подбежал к столу и, усевшись на нём, принялся допивать остывший кофе, оставшийся на столешнице. Фыркнув, облизнул чашку, слизывая остатки кофе на керамических стенках, и удовлетворённо зажмурился. - Ладно-ладно, уговорил, в следующий раз не буду спасать.
Он как раз стащил очки со стола Блейна, примеряя их и поглядывая на себя в зеркало, скорчил рожицу, когда... Вдруг остановился и звонко рассмеялся, услышав слова о службе и о том, что он никуда не пойдёт.
- Кто тебя на эту службу возьмёт? - веселился демон, разглядывая Блейна сквозь толстые лупы очков. Неожиданно глаза его чуть прищурились и в них полыхнул изумрудный блеск. - Мальчик-гей-который-боится-привязываться.
Последние слова прозвучали медленно и очень чётко. Чувственные, чуть полноватые губы растянулись в улыбке.
Слова о неблагодарной твари ещё больше развеселили Мадлена. Он запрокинул голову и, раскрыв алый рот, от души расхохотался.
- О да, напугал, - веселился он и, свалив со стола пачку бумаг, разлёгся на столе, забросив ноги на стену. Какую-то бумагу рыжий успел подхватить и, поднеся к глазам, громко и с чувством, словно актёр на театральных подмостках, зачитал:
- Противостояние нечисти: количество стычек стремительно растёт, - Мадлен в очередной раз искренне развеселился. - Серьёзно? Ты действительно думаешь, что это кто-нибудь читает?
Он перевернулся на живот, с интересом окидывая взглядом печатный лист.
- Хотя... Может быть, для смеха, как лекарство от скуки... Вот мне лично часто приходится скучать здесь. А тебе, красавчик?

Отредактировано Madlen (2015-03-24 18:51:45)

+2

7

Закатив глаза, как от пустых нравоучений, которые всё равно не приведут ни к каким последствиям, Блейн лишь почти опасливо отстранился от стола, стараясь держаться от демона подальше. Не то чтобы он его боялся - чего бояться, если ты уже разок умер по его причине? Разве что ещё одной смерти, но тут одной меньше, одной больше - уже не суть важно. Так что терять ему в общем-то было нечего. Просто находиться рядом с этим рыжим было как-то...не по себе. Было в нём что-то ещё, помимо типичной демонической сущности. - Прекрати обращаться ко мне, как к любовнику. Мерзко, - хмыкнув, мужчина почти тоскливо проводил взглядом свою чашку и свой любимый кофе, понимая, что ему придётся мыть, а то и выкидывать посуду, которой воспользовался крылатый. Кто знает, возможно от него заразиться можно чем-то? В аду и не такое бывает.
- Мальчик-гей-который-боится-привязываться, - сказанное резануло ухо и несколько раз ещё прокрутилось довольно обидным тоном в голове. Одно дело - читать его мысли, но другое - лезть так глубоко в душу, куда он не был готов кого-либо пускать при жизни, и уж подавно это вряд ли когда-то изменится после смерти. Какого чёрта он о себе возомнил - бесстыжий, конечно, демон, но не сам дьявол, или кто там нынче главный сейчас? Так что пусть попридержит коней. Но пока ему ещё удавалось терпеть и молча сжигать его взглядом, с надеждой на то, что эти рыжие кудри действительно вот-вот загорятся.
Но дальнейшее уже просто начинало доводить брюнета. Работа здесь и посильная помощь было единственным, что позволяло ему не свихнуться в этом проклятом месте, если конечно это уже не произошло, а этот засранец умудрялся смеяться ещё и над этим. Нет уж, так просто теперь писатель молчать не станет.
- Такие, как я, и те кто слабее - читают. Людям важно знать, что происходит вокруг даже после смерти, так это хотя бы создаёт ощущение, что ещё не всё потеряно...И мне некогда скучать, когда есть кому помочь, - подойдя к нему ближе, боевик схватил незнакомца за горло и приподнял над столом, заглядывая в глаза.
- Кем бы ты ни был, мне плевать, что ты думаешь и что ты можешь сделать со мной или мне подобными. Но насмехаться над тем, что осталось в нас человечного - я не позволю. Если тебе чуждо это, это не значит, что все остальные убоги. Это лишь причина задуматься - может в тебе не всё в порядке? - конечно же Андерсон понимал, что в любой момент крылатый мог вновь перерезать ему глотку или размазать по стенке, но его уже ничего не останавливало, так как, опять же, терять ему было нечего. И привязан он, к счастью, действительно ни к кому не был, иначе бы это и стало его первой слабостью. Первой или первым, кого он боялся бы потерять и не шёл бы уже более на подобного рода риск.

+1

8

Мадлен только хмыкнул в ответ на выпады писателя и зажмурился. Вытянул руку, подцепив коготком штаны Блейна и подтянув его к себе.
- Ну почему как к любовнику, милый? - промурлыкал он, ласково оглаживая бедро мужчины. Всё возможно, сладкий. Всё возможно.
- Тебе не нравятся мои кудри? - вдруг спохватился демон, в очередной раз наглым образом считывая мысли мужчины. - А вот так? Лучше?
Он щёлкнул пальцами, привлекая внимание, и роскошные локоны превратились в блестящие волны гладкого огненного шёлка. Мадлен проследил за взглядом мужчины.
- Вот именно, тебе больше нравился первый вариант, - кивнул он, подтверждая мысли собеседника. Волосы вновь превратились в рыжие кудряшки.
И тут Блейн вспыхнул. Схватив демона за горло (о, как грубо!), он поднял его над столом и принялся отчитывать, как мальчишку. Мадлен даже слегка покривлялся, изображая смертельную агонию удушения, а потом смолк, устав корчить рожи и дожидаясь, пока разгневанный писатель договорит.
- Какие сильные руки, - хрипло мурлыкнул он, откровенно лаская руки и плечи мужчины кончиками пальцев. Блейн наверняка уже ощущал притягательный аромат, исходивший от его кожи и возбуждающий самые чувственные фантазии... - Не лучше ли использовать их по назначению?
Но журналист продолжал активно сопротивляться, хоть и в штанах у него наверняка уже стало тесно. Он всё говорил, угрожая демону - так, будто жалкий грешник что-то мог ему сделать. Скорее, наоборот.
- Это лишь причина задуматься - может в тебе не всё в порядке?
Мадлен было совсем заскучал, когда последний вопрос вновь заставил его мелодично рассмеяться.
- О да, со мной не всё в порядке. Некогда я был святым отцом, а теперь - как видишь, - веселился рыжий, болтаясь на вису и совершенно не думая задыхаться даже от того, что сильные пальцы бывшего военного впивались в его горло. - А ты не хуже священника умеешь читать нравоучения. Но, может быть, стоит потратить время как-нибудь более плодотворно?

Отредактировано Madlen (2015-03-24 20:00:04)

+1

9

Признаться честно, дышать рядом с этим необычным демоном было действительно тяжело. Будто изнутри кто-то выкручивал в Блейне все мышцы, разогревая, заставляя чувствовать непонятный жар по всему телу. Хотя вполне понятный, чего лукавить. При жизни мужчина сторонился всяческих постоянных отношений, и считал самым честным - секс за деньги. Во всяком случае - за бесплатный, но без постоянных отношений, наешься столько всякого дерьма от своего былого партнёра, что лучше даже не пытаться, а если оплатил услуги - то и человек на славу поработал и получил удовольствие, и ты расслабился и не ломаешь голову по поводу того, что кому-то что-то должен и обязан. По этой причине брюнет удовлетворял свои физические потребности только таким способом, раз в неделю, иной раз чаще, иной раз реже - в зависимости от обстоятельств и необходимости в этом.
И, само собой, чувство возбуждения для него не было чуждым и непонятным сейчас, девственником его точно не назовёшь. Проблема была в другом - мужчине не были понятны причины влечения к этому существу, которое только и делало, что выбешивало его, но явно не привлекало. Или же на него влияло что-то, что Андерсону просто неподвластно, вроде феромонов или каких-то подобных чар?
Проводив подозрительным взглядом движение его рук, но не выпуская его горла из собственных, писатель ещё больше напрягся. Состояние его начинало подводить и это ему совсем не нравилось. - Кончай уже мысли мои читать! Не интереснее ли общаться со мной вслух? - прорычал мужчина, прижимая теперь уже демона за горло к стене, а второй удерживая за плечи. - Да, за кудри удобнее ухватиться, чтобы ударить тебя обо что-нибудь, - попытался он снова грубо отшутиться, лишь бы не выдавать то, что происходило с собственным телом из-за его присутствия рядом. Дышать становилось всё тяжелее, и это рыжий мог уже буквально лицезреть и слышать.
Вздрогнув от прикосновения его на удивление нежных пальцев, целитель только сильнее нахмурил свои пышные брови, прожигая демона взглядом. - По назначению? Например? - в такой щекотливой ситуации мужчине оставалось лишь косить под дурачка, надеясь, что всё пройдёт само собой, как только он его прогонит, хотя даже это было довольно трудно сделать, будто что-то его невидимым канатом притягивало к этому соблазнительному засранцу.
Следующие слова бесстыжего красавца заставили теперь уже журналиста от души расхохотаться и отпустить, отталкивая в сторону двери. - Ты - святым отцом? Насмешил, - отмахнувшись и даже демонстративно вытерев несуществующие слёзы от смеха, кареглазый оттряхнулся и смерил его почти агрессивным взглядом, одной силой воли подавляя своё желание наброситься на него немедленно.
- Пожалуй, да, и я потрачу его точно не на тебя. Убирайся, - рявкнув на него и стукнув кулаком по подоконнику, кудрявый стал переминаться с ноги на ногу, уже едва только не молясь о том, чтобы это создание исчезло как можно скорее. Он никогда ещё не испытывал такой тяги, но и поддаваться ей совсем не хотелось. Не то чтобы он ожидал каких-то мук совести или чего-то в этом роде, но и сам факт того, что его явно соблазняли против его воли, откровенно бесил.

+1

10

- Ммм, какой ты грубый... Просто душка, - улыбнулся Мадлен, продолжая без малейшего стеснения откровенно ласкать Блейна. - Любишь жёстко, за волосы? А ты всё больше мне нравишься.
Весело подмигнув парню, демон расхохотался, высунув на мгновение раздвоенный змеиный язык и облизнув губы.
- Я знаю, что ты чувствуешь, - Мадлен сощурился, заглядывая в карие глаза и легко читая то, что в них отражалось. - Злобу, страх, ярость... И одновременно дикое желание. Я прав? О, да, и ты это знаешь...
Андерсон пытался строить из себя дурачка - но стоит ли это делать перед тем, кто видит твои мысли насквозь?
- О, ты прекрасно знаешь, о чём я говорю...
Блейн неожиданно развеселился, отбрасывая Мадлена к стене, и тот захлопал материализовавшимися крыльями, спасая себя от падения. Взметнулись оброненные на пол листы, кружась в поднятом вихре, со звоном ударилась об пол задетая крылом чашка из-под кофе, рассыпаясь на осколки и оставляя на полу густую чёрную жижу.
Мадлен мягко приземлился на обе ноги.
- Да, представь себе, я тоже когда-то был человеком, - улыбнулся он, продолжая откровенно разглядывать собеседника. - Правда, давненько. В последний раз в 888-м году. Кстати, а какой сейчас там год?
Плавной походкой подойдя ближе, он слегка приобнял целителя крыльями, отрезая его от маленького мира родной комнаты.
- Убираться? - лукаво улыбнулся демон, облизнув и чуть прикусив нижнюю губу. Тонкие пальцы заскользили по груди мужчины. - Ты действительно этого хочешь?

Отредактировано Madlen (2015-03-26 13:03:43)

+1

11

Каждая фраза буквально выводила мужчину из себя. Он не знал, как это демону удавалось, но его действительно одновременно хотелось пригвоздить этим смазливым личиком к стенке и в то же время к этой же стенке прижать грудью, жёстко без подготовки вторгнувшись сзади до основания, лишь бы заткнуть его. Лишь бы тот прекратил эту невыносимо желанную пытку, от которой как сильно хотелось избавиться, так же сильно хотелось и поддаться.
Да, отрицать и отнекиваться было уже бесполезно. Демон однозначно управлял им, делал это намеренно и наслаждался плодами своей работы. Конечно же Блейн сомневался, что тот делал это с какой-то конкретной целью или мотивацией, но всё же оставляя веру в лучшее, решил поинтересоваться грубым, чуть севшим от возбуждения, голосом.
- Зачем...для чего ты это со мной делаешь?
Вопрос практически тут же перерос в рычание, а крылья, будто закрывшие его от любого постороннего взгляда извне, только больше подогревали в нём эту дикую смесь из возбуждения и невыносимого раздражения одним своим присутствием, будто создавая ещё большее чувство уединения, если было куда.
- Старик, мы ориентировочно в 2015-ом...не кажется ли тебе, что пора бы уже прекратить блядствовать? - чем тяжелее было держать себя в руках, тем грубее становился писатель. Тем заметнее крепчали мышцы на напряжённых плечах, надувались вены на предплечьях, тем шумнее и чаще он дышал уже практически откровенно открытым ртом. Брюнет сам уже без стеснения облизывался, глядя пылающим взглядом в лукавые глаза напротив, и ухватившись крепко за его плечи, мужчина скорее по наитию всё же прижал его к стене рядом с кроватью, прижимаясь вплотную телом к телу.
- Если ты не хочешь, чтобы я разорвал тебя сейчас...лучше убирайся, - конечно, вряд ли это подействует как серьёзная угроза, но у Андерсона оставались последние зачатки рассудка, когда как тело уже практически прекращало слушаться, так как одна рука скользнула по бедру рыжего искусителя, а вторая перешла на шею, сжимая с затылочной части.

0

12

- Зачем... А может быть, ты мне приглянулся,- хрипловато мурлыкнул демон, облизываясь и чуть покусывая припухшие губы. В зелёных глазах плясало адское пламя.
Продолжая откровенно пялиться, Мадлен шагнул ещё ближе, мягко и плотнее обвивая мужчину крыльями. Кстати, оперение было белым - ещё одно свидетельство того, что составление суждений лишь по внешнему виду - не самая лучшая идея. Порой можно жестоко поплатиться за собственные иллюзии...
Это только в мифах и сказках демоны изображены в виде рогатых уродцев с копытами и кожистыми крыльями. Очень хитрая уловка проповедников - намеренно изображать порочное и запретное, как уродливое и отвратительное.
Человеческий мозг устроен так, чтобы вытеснять нежелательные образы из сознания, так что эти хитрости работают из века в век... Кроме того, люди склонны всё упрощать. Есть чёрное, есть белое, добро и зло - с определённой системой ценностей и жить становится проще, спокойнее и яснее. Как ни крути, более всего человеческое сознание боится темноты и неизвестности.
На деле же ни в мире земном, ни в загробном не существует никаких определений. Из века в век глупые маленькие человечки ведутся на один и тот же дешёвый трюк - ночные видения рыжеволосого юноши или девушки с ангельскими крыльями. Ангел, ангел... Даже скучно как-то. Хоть бы один проявил побольше смекалки...
Предложение "прекратить блядствовать" на мгновение ввергло Мадлена в ступор, выводя из ленивых раздумий.
Уже десять лет как умер, а всё не может отличить инкуба от других демонов.
- О, правда? - рыжий изящно выгнул бровь, изображая лёгкое удивление. - Надо же, в этом году исполняется 1127 лет с тех пор, как я умер. Есть повод отметить это, а?
Разумеется, блядством.
И тут Блейн не выдержал. Схватив демона за плечи, он с силой вжал его в стену, обдавая кожу горячим, тяжёлым дыханием.
- Ты рассчитываешь, что меня это испугает? Или пытаешься наставить меня на путь истинный? - в который раз уже рассмеялся демон. В зелени глаз заплясали лукавые искры. Он призывно изогнулся, чуть приобнимая мужчину бедром. Сильные, жилистые руки вцепились в шею демона и тот слегка запрокинул голову, открывая больше пространства, но не отводя взгляда от карих глаз, казавшихся совсем чёрными от страстного желания, сжиравшего мужчину изнутри.
- Ну же... Ты хочешь поцеловать меня, я знаю... - мягко сказал он, широко улыбнувшись и обнажив острые клыки. - И не только... Ты много чего сделал бы со мной, правда, милый?
Мадлен запрокинул голову, громко и откровенно смеясь.
- Какой же ты глупый...

Отредактировано Madlen (2015-03-26 16:31:29)

+1

13

- И чем же я тебе приглянулся? Чем я отличаюсь от миллионов таких же грешников здесь? - вполне серьёзно решил узнать Блейн, чувствуя некое подло-грызущее ощущение на затылке, что-то вроде совести или чувства ответственности. Вроде бы и терять ему нечего, а в то же время поддаваться чарам этого демона, обманчиво похожего на ангела, казалось ещё более грешным, чем сам факт попадания в этот самый ад. Казалось бы - ниже падать уже некуда, но у писателя почему-то складывалось впечатление, что было куда.
Да, на самом деле за десять лет он ранее не встречался с инкубами. Его соблазняли по большей части деньгами, создавали сотни тысяч жертв, которых он никогда не успеет спасти, пытали, убивали много раз, давили морально - то есть ему встречались самые разные демоны, но, как не странно, не сексуальной направленности. То ли из-за того, что он уже достаточно нагрешил в этом плане на земле и не относился к этому, как к запретному и желанному, недосягаемому плоду, мол его этим не раздразнишь, то ли просто подобного рода демоны ранее до него не добирались. На самом деле, грешников ведь всех и не пересчитаешь. И, видимо, наконец до Андерсона очередь дошла.
- Может отметишь это с кем-нибудь другим и в другом месте? Да и дата не круглая, - мужчина всё ещё пытался отмахаться, хоть и выглядело это уже сейчас достаточно смешно и бесполезно. Но всё же попытка не пытка, вдруг прокатит?
Его близость, аромат его тела, его поведение, всё это буквально выводило брюнета из себя. Крылатого одновременно хотелось изнасиловать здесь и сейчас, а в то же время с каждым мгновением это желание казалось настолько отвратительным и неправильным по отношению как к себе, так и даже к этому существу, несмотря на то, что оно само провоцировало и буквально только не выпрашивало этого, что Андерсону становилось попросту плохо. Он мотал головой, скидывая со лба чёрные кудри, словно пытался остудить кипящий мозг от бесконтрольных эмоций, но выходило хреново.
- Даа, я много чего с тобой сделал бы... - прохрипел целитель эхом, в голове перебирая то, как часто и в каких позах он взял бы его, так же как долго он его избивал бы, от всей души превращая это красивое личико в такое месиво, что родная мать бы не узнала. Но что он точно не стал бы с ним делать - это целовать. Звучит, наверное, смешно, но Блейн ещё ни разу не целовался. Не потому, что был скромником, а потому как для него это один из тех жестов, с которого начинаешь привязываться. Множество раз оборотень занимался сексом, но ни в коем случае и никогда не подпускал к своим губам, это было равноценно тому, чтобы открыть доступ к душе. И само собой сейчас он так же не допустит того, чего сторонился всю жизнь.
И, по большому счёту, только наконец журналист дал себе волю и потянулся к его шее, чтобы прикусить её и начать опускаться далее, как фраза демона по поводу того, что он "глупый", заставила кареглазого закипеть. Резко отстранившись и остервенело оттолкнув от себя инкуба в окно, мужчина озлобленно взглянул на него.
- Не настолько глуп, чтобы поддаться тебе. Убирайся, я сказал! - прорычал тут почти с отчаянием, оскалившись, будто готовый в любой момент обернуться волком и загрызть непрошенного гостя, спутавшего ему все планы и мысли.

+1

14

- Чем отличаешься? Да ничем, - честно признался Мадлен, изящно изгибаясь в руках мужчины. Ему вообще-то было наплевать, с кем. Инкуб просто исполнял своё предназначение, а именно - соблазнял нерадивых грешников, влюбляя в себя, вводя во грех и заставляя страдать от безответных чувств.
Внезапно он широко улыбнулся, заглядывая в потемневшие от похоти глаза брюнета.
- Серьёзно? Ты всё ещё испытываешь угрызения совести и моральные тяготы? Оооо, это так мило, - разулыбался рыжий. Потянувшись к Блейну, скользнул губами по шее вверх, чуть прикусывая мочку, и кончиком языка провёл по нежной коже за ушами. - Какой ты горячий...
Боль и избиения - пустой пшик для того, кто во много раз превосходит по силе простого грешника, пусть и уже умершего... Однако Мадлен позволял это иногда - если боль была частью сексуальных фантазий очередного извращенца. У каждого свой фетиш.
Однако он слегка просчитался - вместо того, чтобы спровоцировать Блейна, он случайной фразой лишь подогрел его ненависть. Впрочем... Это означало лишь то, что их сегодняшний вечер станет немножко жёстче.
Отлетев к окну, Мадлен обиженно взглянул на Андерсона. А в следующий миг едва заметно улыбнулся, отползая в сторону окна.

... Блейн неожиданно ощутил себя так, будто только что проснулся. Воспоминания о том, что случилось, воспринимались смутно, словно увиденный только что сон, из которого его вырвало неожиданное пробуждение. Он по-прежнему стоял посреди своей комнаты, в которой отчётливо были запечатлены следы разгрома.
А перед ним на полу сидел, испуганно хлопая длинными ресницами, прекрасный рыжеволосый юноша. В больших, широко распахнутых зелёных глазах читались страх и отчаяние. Юноша дрожал, глядя снизу вверх на Блейна и пытаясь отползти назад. Он был одет в длинную зелёную тунику в пол, подпоясанную на талии, и был бос. Край туники, разорванный почти до пояса, обнажал изящные ноги и часть бедра. На щеке, ключице и руках юноши остались синяки и ссадины от ударов. На бархатной светлой коже они выглядели, словно уродливые пятна посреди девственно-чистого холста.
- Господин... - дрожа и запинаясь, проговорил юноша. - П... Пожалуйста, я ничего вам не сделал.
Гипноз легко заставлял кого угодно поверить в реальность происходящего. А что до всего остального... Актёр из сеньора де Анжело ещё при жизни мог бы получиться весьма неплохой.
- Я только попросил воды. Пожалуйста, господин, не бейте меня больше. Я сейчас уйду, если вам угодно, и никогда больше вас не побеспокою... 
Продолжая ломать комедию, Мадлен стал отползать назад, тяжело дыша и с выражением дикого страха в глазах глядя на стоящего над ним мужчину.
- Клянусь вам, я не демон, господин, - задыхаясь, быстро зашептал он. - Моё наказание - быть вечным изгнанником в этом мире после смерти. Я уже несколько веков скитаюсь по чужим реальностям, не имея ни еды, ни воды, ни крыши над головой, но ощущая вечные холод, голод и жажду. Не знаю, почему вы приняли меня за демона и решили убить, господин, прошу вас, пожалуйста...
Неожиданно он закрыл лицо руками и тихо расплакался, словно не выдержав больше оказываемого на него давления... Всё это слишком походило на реальность.

Отредактировано Madlen (2015-03-29 16:21:05)

+1

15

Поведение демона всё больше выбешивало Блейна, потому возбуждение довольно быстро было перекрыто другими не менее сильными эмоциями, тем более, что вечно гневающегося и легко зажигающегося мужчину можно было назвать вообще подопечным гнева, слишком уж легко он поддавался именно ему в первую очередь. Потому озлобленно глядя на рыжего, писатель едва только не взмолился мысленно, чтобы тот исчез с глаз долой. От безысходности и понимания того, что никак с этим засранцем бороться не может и пока тому самому не надоест играться с грешником, никак от него избавиться не удастся, Андерсон нервно сжимал кулаки и кусал губы. Странно, но в аду он стал вспоминать о Боге чаще, чем когда был живым, непонятная тенденция. Но, наверное, это по той причине, что при жизни вообще в какого-то всевышнего пинальщика верить было сложно, а когда оказался в аду...невольно поверишь и не в такое. А так как сильнее него вроде как не найти и больше обратиться было не к кому, пусть мужчина и был уверен, что тут Отец не услышит его безмолвные мольбы, то делал это брюнет скорее просто из отчаяния, а не из-за надежды, что это действительно поможет.

Как быстро переменилась ситуация - журналист и в самом деле не успел заметить. Недоумённо пытаясь проморгаться и оглядываясь, оборотень судорожно соображал - что происходит, кто это перед ним, почему тут такой погром, юноша избит, заплакан, запуган, а в крови Блейна плескалась непонятная для него ненависть и ярость, совершенно немотивированная агрессия. Словно кто-то окунул его в страшный сон, только вот он сам являлся чьим-то кошмаром.
- Какой к чёрту я тебе господин? Кто ты вообще? Кто тебя так?.. - слушая и постепенно остывая, просто потому, что не мог никак разобраться в происходящем, мужчина опустился на колени к пострадавшему и практически инстинктивно начал его лечить, бережно касаясь нежной кожи и заглядывая в глаза. - Неужели правда я? Принял за демона?
Становилось всё безумнее и безумнее. Как в Алисе: "чудесатее и чудесатее". Мотнув головой и приподняв лицо юноши на пальцах, он стал рассматривать его внимательнее на предмет каких-то ещё травм, машинально вытирая слёзы большим пальцем, касаясь алеющих и чувствительных от влаги щёк шершавой кожей своих рук.
- Не знаю, кто ты на самом деле, может и на самом деле демон, но...если ты голоден или хочешь пить...я могу помочь. - для Андерсона это было обычным делом, он не в первый раз так помогал первым встречным как в жизни, так и после смерти, только вот тут его внутри что-то грызло, будто он чувствовал подвох, но не мог понять, кто конкретно кого обманывает - память у писателя стала совсем дурной или это на самом деле ловкий и увёртливый демон, пытающийся запудрить ему мозги? Одному дьяволу известно.
Но потянувшись к своей тумбочке возле кровати, на которой он всегда держал бутылку воды на случай хронического сушняка после сна, кареглазый протянул её юноше и защитнически приобнял его за плечи. - Как зовут тебя, страдалец? Как ты тут оказался? Чего я ещё не помню? - последнее было сказано шёпотом себе под нос, скорее как мысли вслух, но учитывая то, что красавец в тунике сидел рядом, он вполне мог бы расслышать это.

+1

16

Юноша вздрогнул и как-то весь сжался, когда руки Блейна коснулись его кожи. Казалось, он действительно был напуган и замер в ожидании новых ударов... Но их не последовало.
- А как... Вас тогда называть? - робко спросил рыжий, глядя на мужчину заплаканными и покрасневшими глазами.
- Кто тебя так? Неужели правда я?...
- Вы, - тихо подтвердил он, опуская голову.
Кожа его была столь же нежной, как шёлк его туники, струящийся по телу и открывающий соблазнительные очертания. Слегка встрёпанные волосы мягкими волнами спадали на плечи и на спину. Он больше напоминал искусно вылепленную скульптуру, чем реального человека. Если бы не уродливые гематомы, покрывавшие кожу в нескольких местах...
Мадлен вздрогнул, когда мужчина начал стирать слёзы с его щёк, но затем потянулся за его руками, словно благодаря за помощь.
Надо же, какой заботливый.
После слов о демоне рыжий с испугом уставился на Блейна.
- Нет, господин, клянусь вам... Чем хотите... Пожалуйста, я не демон, - он выглядел по-настоящему расстроенным тем, что его до сих пор подозревают.
Чего ты ещё не помнишь? Ну, я тебе сейчас расскажу.
- Я... Постучался к вам и попросил воды, - начал Мадлен, по-прежнему словно бы не решаясь поднять взгляд на мужчину. - Вы пустили меня домой и предложили присесть, а потом... Вдруг сказали, чтобы я убирался, назвали меня демоном и сказали, что мне вас не соблазнить, а потом... Прижали к стене и вот...
Он показал на разорванную тунику, слегка обнажив (как бы случайно) точёное бедро, а затем на .
Немного гипнотического дурмана - и то, что рассказывал рыжеволосый юноша, уже казалось Блейну правдой. Он даже мог смутно вспомнить короткие отрывки якобы происходившего, а на самом деле выдуманного демоном.
Рыжий сжался в комок, дрожа от прикосновений Блейна, когда тот приобнял его... Но потом, видя, что ничего плохого не происходит, робко вытянулся, прильнув к нему и уложив голову на плечо.
- Моё имя - Эммануэль, господин. А как обращаться мне к вам? - тихо произнёс он. От его кожи исходил притягательный горьковатый аромат, напоминающий тяжёлую, обволакивающую смесь восточных масел. - Я не помню, сколько веков путешествую по чужим реальностям... Не могу сказать и как оказался здесь... Господин, я так устал скитаться...
Тяжело вздохнув, юноша доверчиво потёрся щекой о плечо Блейна.

+1

17

- Просто по имени, Блейн. И я не твой господин, - недоумённо, словно оправдываясь повторял мужчина, продолжая исцелять раны, убирать гематомы, мягко касаясь обнажённой кожи там, где эти ранения находились, невольно дольше нужного, будто поддавшись некому природному инстинкту, задерживаясь ладонью на бёдрах.
От его подтверждения того, что именно брюнет сделал это с несчастным юношей, Андерсон покачал головой, хотя и недоверчиво осматривал порванную одежду и всё в помещении. Он, конечно, бывает зол, его вообще легко раскачать на гневные эмоции, но чтобы избить страждущего за просьбу воды, из-за каких-то таких подозрений... это не было на него похоже. Либо на самого журналиста нашла какая-то необъяснимая ярость, либо же юноша где-то привирает.
- Это не похоже на меня. Я бы просто так не накинулся, - чуть прищурив глаза, решил напомнить Блейн, хотя, конечно, вряд ли это сейчас весомо подействует, тем более что в голове действительно стали проявляться едва понятные, мутные обрывки из того, что описывал рыжий, потому продолжать спорить с ним мужчина не стал.
Открыв ему бутылку с водой и прижав к губам, писатель настороженно осматривал его, всё так же придерживая за плечо одной рукой, согревая и успокаивая тем самым. Словно против воли или поддаваясь каким-то своим звериным инстинктам, оборотень прижался носом к его шее и волосам, втягивая пьянящий аромат тела, но не позволяя себе большего, внимательно слушая своего неожиданного гостя.
- Хорошо, Эммануэль. Мы все здесь скитаемся, но, если хочешь - можешь задержаться у меня настолько, на сколько получится, если не будешь мешаться под ногами. Я человек занятой, - звучит это наверное странно, учитывая то, что в аду в общем-то можно было не работать и вообще не заниматься чем-либо во благо грешного общества, но в его случае это уже образ мышления и жизни, по другому он попросту не мог. - Если ты голоден, мы могли бы поужинать вместе. У меня кажется было что-то съестное, - конечно, голод здесь после смерти тоже был лишь обманчивым ощущением, но если была возможность его утолить, то почему бы этой возможностью не воспользоваться?
- Возможно расскажешь, где ты был до меня? - само собой он всё ещё пытался уловить нить правды в его словах, напрягаясь из-за туманности воспоминаний, но старался делать это как можно менее заметно.

+1

18

- Это просто вежливая форма обращения, сеньор, - поспешно ответил Эммануэль на возражения. - Если вы не хотите, я не буду больше называть вас господином, только не сердитесь...
Между тем, он щаметил, что Блейн невольно, как бы случайно, задерживается прикосновениями на коже чуть дольше, чем это нужно...
- Я клянусь, что это было так, господин... То есть Блейн, простите, сеньор, - в полном отчаянии забормотал юноша. - Я бы не стал вам врать... Понимаю, в это трудно поверить, с каждым из нас здесь случаются очень странные вещи, но на то это место и названо Преисподней, что в нём так легко потерять человеческий облик... Случайные наваждения здесь обычное дело.
Какой же ты упрямый, моралист.
Блейн поднёс бутылку к его губам и юноша жадно принялся пить - так, будто бы он целую вечность скитался по раскалённой пустыне и нигде не мог найти хоть немного воды. В какой-то момент струйка воды скользнула по припухшим губам (на нижней остался красный след от крови), скатилась росой вниз по шее, точёным ключицам, груди и исчезла где-то в бархатных складках туники.
Слова о том, что он может остаться у доброго господина, казалось, обрадовали юношу до глубины души. Отставив бутылку в сторону, рыжий встал на колени, быстро взял руки Блейна в свои и принялся благодарно их целовать.
- О, спасибо вам, сеньор, как мне выразить мою благодарность? - по щекам катились слёзы, но на сей раз от радости. - Я сделаю всё, что вы попросите, и не помешаю вам.
- Возможно расскажешь, где ты был до меня?
Настало время офигительных историй, - пронеслось в голове у Мадлена.
- Разумеется, сеньор, - он слегка вздрогнул, когда Блейн ткнулся носом в его плечо, не без удовольствия отметив, что того привлёк его аромат. И своё влечение тот скрывал местами довольно плохо. Мадлен чуть приподнял голову, освобождая больше пространства.
- До этого я несколько лет странствовал, всё время по разным реальностям - я не мог контролировать, как меня перебрасывает из одной реальности в другую... Стучался во все дома и просил - таково моё наказание. А с десяток лет назад до того провёл полвека в заточении у одного... человека, - юноша тяжело вздохнул, зардевшись и смущённо отведя взгляд в сторону. - Вот потому я и знаю, что такое неожиданные затмения. Я был... Чем-то вроде сексуальной игрушки и работником по дому, за воду и питьё.
Он обнял свои колени, стыдливо отводя взгляд.
- Потом бежал, а бежать оказалось некуда... И вот, спустя ещё десять лет, судьба привела меня к вам. Ведь вы... Не обидите меня, сеньор?
Рыжеволосый поднял взгляд, блестящими от слёз глазами глядя на Блейна снизу вверх. В изумрудной зелени читались тихая грусть и вместе с тем безграничное доверие...

Отредактировано Madlen (2015-03-30 18:02:44)

+1

19

- Да, не называй, пожалуйста. Иначе я чувствую себя каким-то мучителем твоим, владельцем раба или вроде того... А я, как не крути, пусть из гнилого, но демократичного государства и такого не потерплю, - почти гордо произнёс мужчина, который на самом деле Америку свою на дух не переносил, вернее - её правительство, но всё-таки как настоящий американец, любящий непосредственно народ и людей, живущих ранее с ним на одном пространстве, по одним правилам - не мог упустить возможности не похвастаться. Возможно у штатовцев это в крови.
- Всё может быть, но всё же я склоняюсь к тому, что это сделал кто-то другой. В любом случае - это не суть важно, главное, что сейчас ты цел и невредим, и я в обиду тебя не дам, если сам исподтишка не нападёшь, - хмыкнув и чуть приподнявшись на месте, брюнет всё же прикрыл бедро красавца обрывками ткани, чувствуя себя несколько неловко от того, что ощущал к нему непреодолимую тягу, когда как ничего подобного не должно было происходить просто из-за обычного разговора.
Только вот оторваться взглядом от того, как блестящие капли скользят по нежной коже, Андерсон никак не мог. Против воли он облизнул в миг пересохшие губы, а руки чуть сильнее сжал в кулаках, чувствуя неожиданно-приятно разлившийся жар ниже пояса. Однако он всё так же держал себя в руках. Парень красив, никто не спорит, но это не значит, что думать нужно только об одном в его присутствии. Эта преступная соблазнительная невинность ударяла буквально по вискам оборотня, заставляя хищнические инстинкты альфы просыпаться тогда, когда это было не совсем уместно. Потому вопрос о том, какую благодарность он может выразить, стоя на коленях, когда Блейн уже поднялся, подтолкнул целителя к ещё более неприличным мыслям, от чего он почти опасливо мотнул головой, сбрасывая часть кудрей себе на лоб, и помог Эммануэлю подняться на ноги.
- Не нужно никакой благодарности. Главное не вреди ничем, - бережно вновь вытерев его щёки от слёз и подведя юношу к шкафу, мужчина стал внимательно перебирать свои вещи, пытаясь найти что-то небольшое, что можно было бы дать красавцу, ибо не гоже ему ходить в разодранном виде, тем более, если в этом действительно виноват сам Блейн. Протянув ему свою рубашку, которая, увы, всё равно будет велика ему, и удобные штаны, что можно было бы подтянуть завязками по размеру, кареглазый заботливо взглянул на него. - Можешь переодеться, чтобы не ходить в обрывках. Ванная там - прямо по коридору, - не то чтобы он его выпроваживал, но, возможно, взять пару мгновений на то, чтобы вдохнуть свежего воздуха через окошко, а не дышать исключительно его телом, не помешало бы, чтобы хотя бы немного прочистить сознание.
- Сочувствую, тебе действительно многое пришлось пережить... Тем более полвека в таких условиях - это бесчеловечно. Хотя да, это ад, о чём я говорю... - сам на себя как-то невесело усмехнувшись и поведя плечом, писатель поддерживающе сжал плечико юноши и согревающе улыбнулся.
- Я не обижу тебя, не волнуйся. А если ты ещё и окажешься неплохим помощником по дому - мы, должно быть, неплохо уживёмся вместе, - задумчиво почесав свой подбородок с лёгкой щетиной, мужчина задумался, куда гостя отправить спать. На диван - вроде как не тактично, с собой в одну постель укладывать - то же не лучший вариант, тем более после того, что его использовали как секс-игрушку. Самому идти на диван - он тут хозяин, чёрт возьми! А до приобретения другой мебели нужно было ещё сдать пару работ в редакцию... Само собой наивный грешник не соображал, что и деньги, и магазины, и прочее лишь плод его воображения и если бы он захотел, дом сам бы преобразовался по его велению, что-то добавив, а что-то убрав. Но пока он не имел понятия, что имеет такую власть над собственным, так сказать, домом, а потому ориентировался по старой привычке на то, что имел в своих руках.

+1

20

Какой целомудренный. Даже здесь, в Аду - в месте, предназначенном для грехопадения, там, где ты сам являешься олицетворением греха - даже здесь Блейн искал свою чёртову мораль.
Мадлен, он же теперь Эммануэль, едва удержался, чтобы не фыркнуть с презрением, когда Андерсон старательно укутывал его бедра.
Понятно же, что тебе вообще не это хочется сделать.
Однако демон не спешил с решительными действиями... Соблазнить любого грешника - прощё простого. А вот понаблюдать, как тот мучается, разыграть с ним партейку-другую в тонких психологических играх - как раз то мероприятие, которое хотя бы немного избавляет от смертной скуки.
Здесь ведь даже от неё нельзя умереть.
Юноша послушно поднялся, тяжело вздохнул, закрыв глаза, пока Блейн вытирал слёзы с его щёк. Когда тот протянул ему одежду, он широко улыбнулся.
- Благодарю вас, госпо... То есть Блейн, - уложив вещи на стул, рыжий развязал тунику и повёл плечами, сбрасывая верхнюю часть... Мягкий шёлк изумрудными волнами соскользнул вниз по телу, ложась у ног. Под туникой оставалось лишь исподнее - светлая полупрозрачная сорочка по колено. Он потянулся было за одеждой, но тут хозяин дома решительно попросил (хотя, судя по интонации, скорее потребовал) его удалиться в ванную.
Эммануэль смиренно опустил голову, подняв на мужчину скромный взгляд из-под ресниц.
- Как скажете, - покорно отозвался он, но вдруг порывисто обнял Блейна, нежно обвивая руками шею. - Я безмерно обязан вам за вашу доброту...

Отредактировано Madlen (2015-03-31 13:41:23)

+1


Вы здесь » Welcome to Hell » Игровые эпизоды » Bonum initium est dimidium facti...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC