Welcome to Hell

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Welcome to Hell » Игровые эпизоды » Вот такая дерьмовая Вальхалла


Вот такая дерьмовая Вальхалла

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название эпизода: Вот такая дерьмовая Вальхалла
2. Ники участников в порядке очереди: Blaine Anderson, Helgi Högnison, Wrath
3. Дата и время: 23 марта 2014
4. Краткое описание эпизода: Поле брани, усеянное трупами. Припорошенные снегом, в этом личном аду тела лежат недвижно более тысячи лет. Только вороны кружат над павшими, и, кажется, целую вечность суждено звучать их граю...
Кто бы мог подумать, что пробудить от безвременного сна хозяина этого уголка ада, матёрого бирюка, будет суждено другому волку?

+2

2

В голове Андерсона была такая кутерьма в последнее время, что оставалось лишь бесцельно бродить по улицам своего ада, которые успел выучить наизусть, несмотря на то, что они практически постоянно менялись, будто тем самым издеваясь над грешником. Прошло, кажется, почти десять лет с тех пор, как он умер, а смириться с этим обстоятельством всё ещё не мог, продолжал лезть в каждую бочку в виде любопытной затычки, выступал против тех, кто по определению был сильнее, защищал тех, кому это вряд ли вообще нужно было. Ну, а по большому счёту, чем ещё тут можно было заняться в безграничной вечности? Только и оставалось, что бездумно бороздить просторы ада, горизонта которому видно не было. Сон и питание ему уже не были нужны, как мертвецу, хоть он и делал это периодически просто по привычке, а потому такие путешествия могли затягиваться действительно очень надолго, к тому же что и время особо тут не отследишь.
Однако иногда случалось так, что его ад преображался очень сильно, потому как мужчина оказывался в другом месте. В месте страданий и мучений кого-то другого. Заметить как именно и по какой причине произошло это перемещение было невозможно, потому всегда это становилось некоторым сюрпризом, иногда приятным, чаще - не очень. Как, например, сейчас. Как давно он видел в последний раз поле боя? В одной из своих бесконечных кратких жизней тут, само собой демоны постарались насылать ему те ужасы, которые Блейн пережил ещё при жизни в Ираке и Сирии, да почаще, чтобы не удавалось о них забывать, будто бы это вообще было возможно. А теперь - здесь...
Однозначно, мёртвые солдаты не были похожи на тех, каких обычно видел брюнет, и плюс ко всему - здесь не было до одурения жарко, тут было невыносимо холодно. Ледяной ад? Вот это уже нечто новенькое. И всё же, как и всегда, Андерсон не терял надежды найти кого-то, всё-таки жилка врача в нём никогда не затухает, и словно подаёт ему внутренний сигнал о том, что отступать ещё рано. Да и некуда, если уж на то пошло. Вряд ли бы его закинуло сюда, если бы тут не было никого живого - хотя бы кто-то один, кто был хозяином этого ада, должен был бы тут присутствовать. Оставалось только узнать - кто из этих сотен тел.
Назойливое карканье над головой откровенно бесило, и мужчина весьма крепкими словами отгонял пернатых от трупов, коими эти падальщики хотели поживиться. И, к счастью, не зря, так как благодаря тому, что он отогнал очередную стайку, ему удалось заметить движение одного из пострадавших. Далее дело оставалось за малым - сорваться с места, как ошпаренный, опуститься рядом с раненным и прислушиваясь к его дыханию, измерив пульс, начать тут же использовать свой дар целительства, чтобы избавить воина от страданий и помочь ему вернуться в сознание как можно скорее. Без сомнений, ни одно из подобных путешествий писателя не было бесполезным и от этого на душе даже становилось теплее и светлее. Раз даже в аду ему удаётся кому-то помочь, возможно ад не так страшен, как о нём рассказывают?
- Ну как, ты живой? - подал голос врач, внимательно смотря за реакцией мужчины, готовый в любой момент как протянуть руку помощи, так и обороняться от него.

+2

3

Она была прекрасна. Она была совершенна. Она была всем, и она была всегда.
Сама Мать-земля объяла своего смертного сына, утешая его печаль. Он склонил свинцовую голову на её тёплое плечо и забылся в упоении сыновней нежности. Он ждал, ждал её слова, её знака, что пришла пора подняться, расправить плечи и гордо воздеть голову. Что вновь пришла пора – сражаться.
Сначала он дёрнулся бессознательно, повинуясь лишь инстинктивному порыву страдающей плоти. Чьи-то пальцы, чужие, обжигающие, коснулись шеи, точно что-то выискивая, и в голове коротким неуверенным всполохом мелькнула первая за тысячелетие мысль: уж не упырь ли решил поживиться не умершим ещё человеком? Но затем рассудок вновь померк, и тело обратилось в оплот безволия.
Потом что-то произошло. Во мраке вырисовался образ кряжистого диковатого старика, всё ещё полного жизни и мощи. Он бросил на Хельги суровый взгляд из-под густых, как ветви елей, и седых, как оперение луня, бровей, и рот его скривился в недовольной гримасе. Борода дрогнула, но ни звука так не донеслось до слуха Бирюка. Старик посторонился и явил воеводову сыну тлеющий костёр, полный алых головёшек, отнял от него лучинку и протянул Хельги. Взгляд у старца был суров и тревожен. Кмет протянул руку и принял лучину, и несмотря на то, что взята она была не за тлеющий конец, опалила пальцы острой болью…
Он распахнул глаза и схватил нависшего над ним человека за запястье, пронзая его взглядом синих, как поднебесье, глаз. Сердце вновь заколотилось, и ярость, пыл боя захлестнули Хельги, точно и не было долгого сна и не существовало морока в помине…
«Ну как, ты живой?» - с запозданием дошли слова незнакомца до рассудка кмета.
- Византиец, - констатировал факт Бирюк. Времени на рассуждения не было. – Знахарь? Хорошо!
Посторонив грека, гридень вскинулся и, одним быстрым движением нащупав меч, огляделся вокруг…
Секунду помедлив, оборотился к незнакомцу. Поблуждав взглядом по смуглому лицу, мертвенно, словно эхо, спросил:
- Как вышло сие? Где отец мой? Что братья мои?
Быть не могло, что полегли все под печенегами. А не полегли – как бросить могли брата? Не узрели, упустили?
Не дав греку ответить, Хельги мрачно проронил:
- А князь что же?

Отредактировано Helgi Högnison (2015-03-25 00:08:39)

+2

4

Что однозначно не могло не радовать, это то, что мужчина практически тут же, с первых моментов лечения начал проявлять признаки жизни, и даже то, что он схватил Блейна за руки не сильно его удивило, на самом деле целитель даже не дрогнул. Во-первых - не в первый раз он уже в похожей ситуации и относительно привык к подобного рода реакции после прихода в себя, во-вторых - годами наработанный опыт и профессиональная выдержка не прекращать лечение или какую-либо медицинскую процедуру, как бы себя не вёл пациент, быть хладнокровным, полностью сконцентрированным и непоколебимым. Не нервничать, дышать ровно и не мигать. Благодаря этому и проходило исцеление в идеальном варианте. Оно так или иначе несколько выматывало самого мужчину, но если сделать всё правильно и точно направить энергию - не будет её слишком много тратиться в пустую, а значит и чувство слабости не собьёт его с ног.
Но вот от первого слова ожившего Андерсон всё же невольно дёрнулся, отстранился, так как с лечением уже закончил, и с недоумением посмотрел в глаза светловолосого. Поразмыслив несколько секунд и сообразив, прозвучало это как вопрос или как утверждение, и где он подобное вообще слышал или читал, до журналиста дошло, что речь идёт о нации. Мотнув головой и чуть нахмурив пышные брови, с практически непробиваемым кирпичным лицом писатель ответил фактом на факт, - Американец, - словно поправил он его. Правда вот до целителя не сразу дошло, что представитель рода человеческого, что сейчас был перед ним, возможно и вовсе не застал появления данного народа, а потому брюнет его скорее вгонит в ещё большее замешательство.
Но вот с каждым следующим словом спасённого до бывшего боевика начинало доходить... его речь не похожа на современные диалекты, куда больше она подходит для древних времён. Если, конечно, этот парень просто не дурачится, чтобы проверить реакцию врача на адекватность.
- Постой, парень. Живым я нашёл только тебя и буквально только что. Не знаю, где твои родные и товарищи, но если здесь была война - значит уже на том свете. Или на этом, в зависимости от того, грешны или нет, - пожав плечами, мужчина поднялся на ноги и протянул незнакомцу свою руку для того, чтобы помочь встать и ему самому. Судя по одежде, тот действительно больше походил на древнего воина, когда как сам Андерсон в джинсах и расстёгнутой рубашке поверх футболки наверняка выглядел для пострадавшего как минимум...странно.
- Я - Блейн Андерсон, писатель, журналист, целитель. Могу тебя обрадовать - мы в аду. А ты...? Откуда ты? В каком году...было это сражение? - наверняка сейчас кареглазый выглядел как сумасшедший, и вопрос его звучал ещё более безумно, но у него не было другого выхода, кроме как спросить напрямую и в лоб.

+2

5

Протянутая рука показалась какой-то подозрительной. Как и сам византиец, назвавшийся чудным племенем «американцев». Впрочем, приглядевшись, Хельги углядел в смуглом лице признаки фаюмских жителей, порождённых стыком двух культур, как и сам бирюк-полукровка. С ними русичи вели дела, как и со многими народами юга и далёкого востока, но знали о них мало, уж слишком те были скрытны. Вот и могло статься, что среди местных арабов какое-то племя себя именовало амери… ну как там оно.
В голове по-прежнему не укладывалось ни то, отчего поле брани было столь щедро усеяно русскими телами, ни то, почему князь бросил своих воинов на поругание воронам да диким псам. Не по чести это, не по совести.
Однако помощь Хельги принял. Поднять его, отяжелённого кольчугой и многовековым сном, оказалось не так-то просто, и когда Бирюк оказался на ногах, он признательно хмыкнул этому, как его – американцу.
Который, собственно, представился первым.
И тут же, не дав возможности ответить тем же, преподнёс поразительно радостную весть: да сын Хёгни, оказывается, в Хель попал! Брови дрогнули, сместились к переносице, бросая на обыкновенно светлое лицо Бирюка мрачную тень недовольства и враждебности.
- Ты что несёшь, милчеловек? – процедил кмет. – По-твоему, я не представляю, каков на вид оборотный мир? По-твоему выходит, умер я бесчестно, и с Рейсой мне вовек любиться? Поди-ка ты, милчеловек, к той самой Гурре под хвост её длинный, сыщи там себе местечко укромное и поживай, как знаешь. А у меня здесь, в мире живом, дел много. Не до тебя, сын собаки.
Коли паренёк не явил Хельги такую доброту поначалу, кмет бы непременно «американца» стукнул больно и поучительно, но теперь лишь отвернулся от него и побрёл по полю, ворочая своих братьев лицом к небу и закрывая им глаза. Над каждым замирал, про себя прощался сердечно. Несмотря на лютый мороз, тела ещё были податливыми – значит, совсем недавно ошеломили Бирюка, да бой закончился всего пару часов назад, не успел князь уйти далече. Потом на ночь на постой встанет в городе, там его Хельги и нагонит, чтоб в глаза поглядеть, а до того – костёр погребальный сложит да простится с братьями, как то подобает, как то предки да боги велят.
Араб всё ещё был рядом, Хельги это чувствовал, но уповал на то, что русская зима живо прогонит иноземного одурщика восвояси, и самому гридню не придётся с ним бодаться.

+1

6

Блейн не был из тех, кому можно было довериться с первого взгляда. Ну, само собой, у него не было крыльев и на нём не было хотя бы белого врачебного халата, по которому можно было бы хотя бы предположить то, что он мирный. А сейчас по его внешнему виду, тем более для человека, судя по всему, древних времён, было понятно разве что только то, что Андерсон - чужак. А чужаки у любых военных, в любые времена воспринимались агрессивно, ему ли, журналисту, проработавшему десяток лет на горячих точках, этого не знать.
Конечно, поднять его с земли было не так легко, как красну-девицу, к примеру, но всё же и сам писатель был оборотнем, а это предавало ему некоторого преимущества в плане физической силы, не считая того, что и как человек он всегда собой охотно занимался. Несомненно, такими вестями огорошивать было глупо и в какой-то степени мужчина уже приготовился словить тяжёлый удар, но, к счастью, его не последовало. Только лишь речь, с которой свыкнуться ему было очень сложно. О чём-то он просто по смыслу предложений догадывался, но всё же выраженьица были такими, что даже ему, подкованному в литературной сфере, было сложно переварить всё то, что сказал оживший мертвец.
- К сожалению...кхм, не знаю, как Вас величать, никто не знает о том, как выглядит ад на самом деле. Мой оказался - родным домом, работой, городом, похожим на Родину, только вот сколько я не старался - я никого не могу спасти. И так мне останется здесь терпеть это всю вечность... Уж не знаю, в чём состоит Ваше испытание, но, как бы это не было прискорбно, я говорю серьёзно, - половину из его слов брюнет всё равно не понял, потому и не обиделся в общем-то, хоть тот его и попытался, вроде бы, оскорбить. Тем более, целитель прекрасно понимал, что у него в общем-то при первом прояснении сознания, когда он только-только сам оказался в аду, реакция была ничуть не лучше. Только вот никого рядом не было и некому было помочь и направить.
Потому, само собой Андерсон не смел его оставлять, тем более, если бойня закончилась на самом деле недавно, кто знает - возможно ему ещё понадобится помощь "знахаря"? Да и что поделать, природное любопытство, которое ещё и благодаря профессии было во много раз сильнее развито, просто не позволяло ему закончить общение так просто и оставить его. Хотелось выяснить всё до деталей, почему он оказался тут, почему один, что это было за сражение и что это вообще за человек такой, откуда он, из каких времён. Сотни вопросов ополчились на голову, только вот задавать их сейчас было недостаточно уместно, когда они оба на грани того, чтобы врезать друг другу.

+1


Вы здесь » Welcome to Hell » Игровые эпизоды » Вот такая дерьмовая Вальхалла


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC